Записи с темой: мои нетленки (список заголовков)
12:03 

Ужо и пра котикоф не пишется...

Что ж делать-то? Как жить дальше?
Даже болтовня в ЖЖ не радует.
Раньше бывалыча... сяду, распушу пёрья, напрягу мозг и ну потоками мыслить!
А нонче нифига не мыслится, вот совсем.
До такой степени, что даже пра котикоф - не идёт.

Так я, пожалуй, вам свою старую сказочку запощу. Сильно-воспитательную и назидательную.
Чтоб вы, значит, не расслаблялись. А то вот прям уж. Совсем.
А то забудете меня и я ваще тогда... И будет меня жалко, да.

Итак, сказочка. Написанная для сыночка. Ага, чтобы его напугать. )) Бимбичок - наш семейный герой - лично мною придуманный. Как и сестрица его - подлая Бимбидронна. То есть... это я таким образом подчёркиваю и устанавливаю свои авторские права на этих персонажей. А то вокруг столько писателей развелось - тихий ужас! :))) Сказочку специально вывешиваю днём. Во избежание нервных срывов, ага.

Бимбичок

Жил был на свете мальчик. Не то что бы очень большой, но и не очень уже маленький – лет пяти. Не знаю, много ли таких мальчиков на свете, по-моему, такой был только один. Звали его просто Егоркой, и был он таким непослушным, что мама уже устала его воспитывать.
Что бы она ни говорила, всё приходилось повторять по несколько раз. Егорка делал вид, будто ничего не слышит. И бедная мама была вынуждена чуть не в уши ему кричать, чтобы привлечь внимание. Он не хотел кушать то, что она ему готовила, не хотел умываться и чистить зубы, не хотел убирать на место игрушки и кубики… Он ничего не хотел…

Несчастная мама очень огорчалась и переживала, потому что знала, что бывает с непослушными детьми. И вот однажды вечером решилась она рассказать об этом сыну.

- Послушай, сыночек, - ласково сказала она, присаживаясь рядом с ним на краешек кроватки, - я просто обязана рассказать о том, какая беда подстерегает тебя. Ты должен знать, что к непослушным, ленивым и плохим мальчикам прилетает злой, огромный и страшный Бимбичок.
- Кто? – удивился Егорка,  -  Бимбичок? А кто это такой?
- Точно этого я не знаю, но твой папа рассказывал, что он и к нему прилетал в детстве. Тогда твой папа тоже был маленьким хулиганом и обижал бабушку до слёз. И к нему прилетел Бимбичок, и забрал его к себе. Папа говорил, что ему было так страшно, так страшно, что он всё время плакал.
- Папа? Папа плакал? Ну, вот ещё! Папы не плачут! – возмутился Егорка.
- Когда папы ещё не папы, а маленькие мальчики, они плачут. Ты ведь тоже когда-нибудь станешь папой, тогда и плакать будет уже намного тяжелее, чем сейчас.
- Я? – удивился малыш, - я стану папой? Ну, наверное, это будет ещё не скоро, сначала мне надо стать старым, как папа. А почему Бимбичок прилетает? – вспомнил он.
- В наказание. Бимбичок – злой дух, он любит пугать мальчиков.
- А девочек?
- Нет, девочками занимается его злюка-сестрица Бимбидронна. Её ты не бойся, она может прилететь только к твоей сестре, да и то, если наша Леночка станет вести себя так же плохо, как ты.
- Ха! Я его не боюсь! Это, наверное, только сказки такие, чтобы детей воспитывать. И я исправлюсь сам, вот увидишь.
- Ладно… посмотрим… - мама грустно вздохнула и вышла из комнаты, погасив свет.
А ночью случилось вот что. Вдруг со страшным грохотом распахнулась форточка, и в комнату влетело что-то большое и чёрное. Это был Бимбичок - Егорка почему сразу об этом догадался. Он подошёл к испуганному малышу – огромный, мрачный, страшный - и просипел прямо ему в ухо: «Полетели?»
- Нет, нет!!! Я не полечу с тобой! Я не хочу! Я обещал маме исправиться!
- Ха-ха-ха!  - расхохотался Бимбичок. - Так я тебе и поверил, хитрый мальчишка! Все вы говорите одно и то же, все пытаетесь меня обмануть. Только ничего у тебя не получится, я тебя насквозь вижу – все твои извороты и выверты. Я, ведь, сам точно такой же, как и ты.
- Зачем я тебе, Бимбичок? – чуть не заплакал Егорка.
- Мне друг нужен. Я плохой и дружок мне такой же надобен. Будем вместе летать и мальчишек пугать. И сестрицу мою с собой возьмём, она тоже себе подружку ищет.
- Я не хочу людей пугать. Не хочу!
Но Бимбичок не стал его слушать, он подхватил Егорку, завернул в душную накидку, прижал к себе больно-больно, крепко-крепко и вылетел в форточку. Егорка только и успел удивиться, как это они вдвоём протиснулись в такое маленькое отверстие.

Летели они высоко над городом, и Бимбичок всё время смеялся над чем-то. Он то и дело разжимал руки, и Егорке каждый раз казалось, что он сейчас упадёт вниз на землю и разобьётся. Его сердечко билось в груди от лютого страха, он вскрикивал и умолял своего мучителя не шутить так больше. Долго кричал он, пока вдруг не понял, что Бимбичок его и не слышит вовсе. Или не хочет слышать. Чёрному великану нравилось, что Егорке плохо и страшно.

А потом они вдруг остановились. Егорка открыл глаза и увидел, что
они очутились на каком-то балконе. В комнате за столом сидел мальчик и ковырялся вилкой в тарелке с кашей.

- Не буду кашу, не буду, не буду кашу, не буду, не буду кашу… - услышал Егорка противный, гнусавый голос.

- Серёженька, в каше железо и много витаминов, кашу надо есть, если ты хочешь вырасти большим и сильным, - сказала женщина с добрым лицом.

- Вот ещё!!! Колбасу дай, дай колбасу, хочу колбасу, колбасу, колбасу! Не стану есть эту гадость, - мальчишка взмахнул рукой, и тарелка с кашей полетела на пол.

- Классно! – прошипел Егорке в ухо Бимбичок, - свой парень, свой в доску, надо будет запомнить и вернуться за ним. Правда, здорово он её обидел!

- Противный мальчишка, - сказал притихший Егорка.

- Отчего же противный? Ты же и сам такой.

- Не такой я! – надулся Егорка, - совсем не такой!

- Разве ты кашей в маму не кидался? Фи! А я-то думал…

- Я… один только раз, один только…, невкусная была, подумаешь, витамины, а невкусно… - заплакал Егорка.

- Не реви, - взревел Бимбичок, - не терплю плакс.

И снова они отправились в путешествие. Они подлетели к высокому дому и будто прилепились к одному из его окон. Из комнаты доносился ужасный крик.

- Прекрати сейчас же вопить! – грозно сказал кто-то невидимый.

Крик только усилился.

- Прекрати! Я прошу тебя, соседи уже стучат, как тебе не стыдно?!!

Ничего не изменилось.

- Я сейчас возьму ремень!

Мальчишка продолжал вопить.

Бимбичок радостно хихикнул и потёр ладони огромных рук.
- Эх! Люблю, когда детей бьют!

- Детей бить нельзя! – возмутился Егорка.

- С чего ты это взял?

- Мама говорила, и папа тоже. Они знают, что детей бить нельзя. Дети маленькие и хруп…, хруп…, хрупкие, вот! – Егорке очень понравилась его речь.

- У! Тебе не повезло. Тебя, значит, и не бьют? Не повезло. Плохие у тебя родители, очень плохие, не воспитывают тебя совсем.

- Хорошие! У меня родители хорошие!

- Да? Странно, а я  думал, что у моих друзей всегда плохие родители. Вот, как у меня. Матушка моя меня колотила-молотила смертным боем, и палкой охаживала и дубиной прихорашивала. Синяки со спины и не сходили вовсе.

- Бедный, - жалостливо протянул добрый Егорка.

- Зря ты меня жалеешь! Я своею мамашкой очень даже доволен, Если бы не она, разве я был сейчас таков, каков я есть? Да ни за что!

Мальчишка за окном продолжал кричать, и вдруг Егорка услышал чей-то плач. Он прислушался и понял, что это плачет мама вредного мальчишки. У него сжалось сердечко. Чужую маму было ужасно жалко.

- Я не такой, я не такой, - всхлипнул он и принялся колотить маленькими кулачками в каменную грудь Бимбичка. А тот и не заметил. Он снова подхватил Егорку и, свиснув что-то залихватское, потащил его куда-то сначала вверх, а потом вперёд всё дальше и дальше. Егорка забился от страха под толстую руку и зажмурился, что было сил.

Когда он, наконец, открыл глаза, они уже не летели. Бимбичок стоял около кривого, грязного, мрачного дома, напоминавшего скорее заброшенный старый сарай. Они вошли внутрь.
Вокруг была настоящая свалка! Игрушки, банки, коробки, одежда – всё валялось вперемешку. В чёрной, замызганной раковине горой стояли немытые тарелки и кастрюли. На пятнистых от грязи простынях валялся тощий кот с разорванным ухом.

- Ох, грязно-то как! - воскликнул Егорка и даже попятился, тут ужасно, тут нельзя жить.

- А мне так даже очень нравится. Хорошее жилище, а главное – можно ничего не делать. Ну, сам смотри: постель убирать не надо, вещи складывать не надо, мыться не надо, зубы чистить…

- Мама говорит, что, если зубы не чистить, то заведутся такие червячки, которые в зубах дупла просверлят, и зубки тогда будут болеть.

- Ну и что? Подумаешь – болеть! Это ж фигня – болеть! Зато, можно не чистить!!! Ты чего, Егор, не понимаешь, что ли? Или станешь врать, что любишь зубы чистить, или не твоя мамочка  - расфуфыренная фуфырка – с тобой каждое утро скандалит о зубах?

- Мама никакая не фуфырка! Не фуфырка! Не расфуфыренная она!!! Ты чего обзываешься?!!

- Ха! А чего хочу, то и делаю! Так-то! И ты так можешь.

- Я не хочу так, - насупился Егорка, - не хочу! И папа мой не захотел, и я не хочу. Я с тобой никак не хочу. Домой хочу, к маме хочу, к папе хочу и к бабушке с дедушкой, а с тобой не хочу! Не хочу! Не хочу! Не хочу!

*  *  *

- Егорушка, милый, что с тобой? Егорушка, тебе приснилось что-то?

- Мама? Мамушка, это ты? Закрой скорее форточку, закрой скорее, мамушка, он уже прилетел, но вдруг он вернётся… - Егорка размазывал по щекам горькие слёзы.

- Кто прилетел?

- Бимбичок!

- Егорушка, прости, это я тебя напугала, успокойся, не бывает никаких Бимбичков и Бимбидронн тоже не бывает, успокойся, не плачь.

- Бывает, мамочка, бывает. Ты не виновата, ты правду сказала, он такой страшный и друзья его… Мамушка, он и меня себе в друзья взять хотел, но я не согласился. Я не хочу, я не буду таким, не буду, честное слово.

Мама взяла Егорку на руки и прижала к груди. Её сердце билось быстро-быстро и Егорке показалось, что мама заплакала. Он обнял её за шею и, уткнувшись в ямку под подбородком, скоро уснул.

Мама походила по комнате, тихо напевая что-то нежное и ласковое, а потом уложила его обратно в кроватку. Она уже хотела выйти из комнаты, но вдруг вернулась, плотно прикрыла форточку и погрозила маленьким кулачком кому-то там за окном…





@темы: Мои нетленки, Сказка

17:29 

У турецких берегов (эстрадный монолог)

Потому что хочется, очень уже хочется лета и моря...
(Из историй, рассказанных в дамской компании за фужером горячего, крепкого чая)

А вот я вам сейчас историю расскажу – обхохочетесь!

Было это пару лет назад. Мы тогда первый раз с супружником в Турцию подались.
Да, вы знаете. Ленка ж путёвки подсуропила. Нет, Лен, я что, я ничего – мне понравилось, очень даже. Ну, так вот…

Поплыли мы на прогулочном катере в открытое море. Петька ещё пошутил, мол, плывём к родным берегам. Ага.
Отплыли, значит, к самому, что ни на есть горизонту и встали на… ну, как его… склероз крепчал, маразм его в дышло... Вспомнила – на рейд!
Капитан ещё на берегу сказал, что в программе мероприятия - плавать и рыбу ловить. Рыба – это мужикам, а мне так уж хотелось поплавать в чистом море, подальше от берега, прям, сил никаких не было. Девушка я опасливая - про всё расспросила, конечно, заранее. Про то, как в воду спускаться и про то, как подниматься. Всё оказалось проще некуда. Туда надо нырять, а оттуда по лесенке специальной вскарабкиваться. Я и успокоилась. Дура.

Когда капитан сказал, что уже можно в море прыгать, я не раздумывала ни минуты. Во-первых, потому что было ужасно жарко – солнце так и палило, буквально обжигая темечко, а во-вторых, оттого, что неожиданно получила такой мощный пин..., эээ..., толчок в спину, что и полетела вся в растопырку – пузом в воду. Это Петька постарался. Гад! Перепугал меня чуть не до смерти… Но я пока летела поклялась, что отомщу ему всенепременно.

Не… Сейчас не об этом, это я вам потом расскажу, не перебивайте!

Ну, так вот пнул он меня, значит, а сам – конь – стоит на палубе и лыбится. Смешно ему, видите ли, как я плюхнулась!
Потом ещё три, бабочки-девочки тоже в воду занырнули, и начали мы плескаться и резвиться, как те твои наяды морские. Здорово было, ничего не скажу. Внизу медузы огромные трепещут своими щупальцами, и узоры на них сине-фиолетовые, красивые и страшные. И, если приглядеться, то можно и рыбок всяких углядеть… Красота…

Ну, поплавали мы, пока замерзать не начали и попросились на палубу. Бабочки те, значит, ррраз и вылезли, подплываю и я к лестнице… И вижу, что у неё - у лестницы у этой - нижняя ступенька начинается в полуметре над водой, то есть я-то, дура стоеросовая думала, что она вниз хоть метра на полтора уходит, и я поднимусь на палубу легко и непринуждённо… Ан фик!

Ты чего, Ленка, ржёшь? Знаешь, так и молчи! Тебе Петька, что ли, рассказал? Не Петька? А кто ж тогда? Ладно, потом выпытаю, так и знай. Хватит ржать, дай досказать!

Нет, девки, вы представьте себе – держусь я за ступеньку руками, а подтянуться-то не могу! Ни в какую! Живот, значит, в рай не пущает, да и вообще – конфигурация моя, сами понимаете…
Вооот… Смотрю, супружник волноваться стал – живот чешет и щёки раздувает, то есть, начал думательный процесс. Я-то знаю, что это у него надолго. Испугалась, конечно.

Но не одна я. Турки тоже взволновались. Пока я по палубе гуляла, они смотрели, причмокивали и облизывались, а тут… Крикнули они мне, чтоб держалась покрепче, за лестницу взялись, тянут-потянут – вытянуть не могут. Позвали Петьку. Он за железку взялся, пузень свесил, зад отклячил, потянули они уж вчетвером – тянут-потянут…

Хватит ржать! Я ещё и половины не рассказала. Ржут, понимаешь!..

Э… о чём это я? Ах, да. В общем, и так они тянули, и эдак, и с положения сидя, и с положения лёжа – не могут меня из воды достать и всё тут. Сели они тогда и снова думать стали. Хором. Я, значит, в воде бултыхаюсь, как цветок в проруби, а они думают.

Лен, ты ж видела, как я на спине-то плаваю? Во-во! Как на столе. Вся сразу из воды выпихиваюсь наружу, могу и газетку запросто почитать и даже при этом руки и ноги не растопыривать. Однажды хотела чуточку себя притопить, так ничего не вышло! Так эти гады туреческие вместо того, чтобы спасать меня, встали у парапета, или как там эта загородка называется, и любуются на меня, глаза выпучивши. Я Петьке ору: «Ты, что там делаешь, вытаскивай меня, я ж сей минут отморожусь вся, как есть нафиг! Уж и посинела вся ажник до ногтей!» А он глядит, и будто дар речи потерял.

Потом они мне верёвку бросили, велели обвязаться и стали меня лебёдкой, что ли тащить… Ну, штука такая с ручкой. Двое вертят и на катушку верёвку мотают. То есть, они так только думали, что мотают, потому как ничего у них не вышло, только меня чуть той верёвкой на пополам не разрезали.

Так!.. Ещё кто-нибудь заржёт не ко времени – дальше рассказывать не стану! Так и знайте! И не перебивайте меня!

В общем, они мне скинули спасательный круг, верёвку от него к чему-то там привязали и решили меня до берега так и буксировать – в круге. Влезла я в него, а он - зараза – жёсткий такой и ужасно неудобный. И, как я в нём оказалась, так руками стало до воды не дотянуться, грести совсем не могу. А чего там грести-то? Они ход самый малый дали и потянули меня к берегу.

Тянут, значит, а я только и думаю, - что будет, коли они резко притормозят? И так мне эта мысль в голову запала, что я уж стала себе представлять, как "целуюсь" с катерной задницей, причём со всего размаха. Я и крикнула Петьке-то, чтоб, значит, не тормозили резко. А он мне: «А ты, Ласточка моя, если что, так в сторону отгребай, отгребай».
- Дурак ты, - заорала я, - сам бы и отгребал!
- Да не волнуйся ты, всё нормально будет, они мне обещали. Нравишься ты им.
- Ага! Так ты им скажи, что я их всех поцелую. На берегу. Если захотят.
И слышу, как капитан по-русски кричит: «Ми захочИм, захочИм!». Смотрю, а он на верхней своей маленькой палубке стоит и мне ручкой машет. Ну, я ему, конечно, тоже ручкой помахала. Из вежливости.

И вдруг… Понимаете, девки, вот он машет, а у меня перед глазами, как кадр из американского кино… Там тоже один гангстер на палубе всё ручкой помахивал, а на верёвке за бортом какой-то бедолага болтался. Он у них на счётчике был, да долг не выплатил. Так они его гады привязали, и что-то требовали им сказать. Не помню точно. Номера счетов, что ли… Он сказал, конечно, с перепугу-то, и они стали его к себе тянуть. А тут акула… И всё! И съела его нахрен и не подавилась даже, зараза… И кровища кругом... Бррр...
И вот как у меня перед глазами эта картина красочная встала, так я аж обмерла вся. Девки, я ж змей и акул боюсь, как сама не знаю чего! Прям до судорог! Я ж на них даже в телевизоре смотреть не могу – тошнит от омерзения!

И так меня с этими акулами припёрло, что я чуть не померла от страха. А тут вдруг ещё и про змей морских - самых ядовитых – вспомнила. Брррр!..

И вся я так испереживалась, что не помню даже, как они меня до мелкого места дотянули. Вооот…

Дотянули и кричат, чтобы я из круга-то вылезала, и сама на берег выбиралась. А я бы и рада вылезти-то, а только чувствую, что не могу. Хотеть хочу, а мочь не могу! Застряла. Мне б, дуре, вверх его тащить - через груди, они ж мягкие, а я вниз потянула… И всё! Намертво! И так мне обидно стало… Так обидно, что я чуть не разревелась.

А вокруг-то уж и народ собираться начал… Я и пошла на берег прямо в круге этом проклятом. Они там - на катере - канат отвязали и бросили. Вышла я на берег и иду, что твоя лебедь белая в одноимённом озере. А вместо пачки – белый круг вокруг талии. И что под ним делается не вижу я совсем, хоть тресни. То есть, шла я прямо – к ихней спасательной станции, а вот, куда там ногами ступала и не знаю. Только видела, как народ из-под меня в разные стороны шарахается, а сзади ещё какие-то взвизги раздаются. Не удержалась, обернулась. Вы бы видели эту картину! Ха! Я ж про канат-то забыла! Я иду, лавирую, как могу, а он-то за мной тянется по прямой, и по людям, прям по людям. А канат настоящий – колючий, жесткий… Ужас! Да, если б по мне кто таким канатом прошёлся, я б поубивала к чёртовой бабушке!
Тут прибежал Петро и ещё с ним несколько наших. Они канат намотали и за мной, вроде как шлейф понесли. Вооот…

Пришли мы на станцию и стали с меня круг стаскивать. А он ни в какую! Я ж говорю – намертво застрял! Они вокруг меня бегают, суетятся, все серьёзные такие, даже мрачные. Смотрела я на их возню мышиную, смотрела и такой меня смех разобрал, что я чуть не померла. Потому как мне круг-то смеяться не даёт в полную силу – стискивает.

- Ну, всё! – кричу, - не могу больше, мыльте меня!
- Как это мыльте, - Петька орёт, - ты что, баба, сказилась? Я тебе тут при всех раздеваться не позволю! Лучше так и живи – в круге!
- Дурка! Зачем мне раздеваться-то? Разведи мыло в ведре, да и полей на меня, авось выскочу.

Приволокли они ведро, высыпали в него чего-то, добавили воды, побултыхали и на меня перевернули. Мужики, одно слово! Хоть бы тёпленькой налили! А то ж прямо ледяной водой и обдали. Но то ли от этого холода я ужалась, то ли от смеха растряслась, то ли всё-таки мыло помогло, только поднажали мы на круг, а он с меня и сполз.

Хи-хи! Ха-ха! Гы-гы! Весело, конечно! Только мы с того курорта уехали дня через два. А то очень уж я там знаменитая стала. Попу-лярная. От слова "попа". Местные всю дорогу вокруг толпились, большие пальцы показывали и ручки к сердцу прижимали… Помните, как в том анекдоте про армянское радио: «девушка, не надо портить ТАКУЮ фигуру этим хулахупом!» А Петька, сами знаете, ревнивый, как чертяка. Вот он меня и увёз в другой город.

А я ему тогда сказала: «Знаешь, Петюня, хочешь меня и дальше в жёнах иметь – катер покупай. И, чтоб лесенка была, как надо, чтоб под воду уходила, чтоб мне, значит, своё тело молодое и белое не калечить!»

Что Петюня? Петюня на катер копит. Пусть копит. Если не катер, так шубу куплю. Из целого норкового стада. А на что останется приобрету лесенку…

Ленк, а Ленк, а ты откуда историю-то эту знаешь? От местных? От каких таких местных? От турецких местных? Во дают… Значит, помнят…
Не, ну, а чё…, приятно даже…

Опубликовано тут: http://proza.ru/2003/04/17-138





@темы: Моё творчество, Мои нетленки, Юмор, лето, море

01:15 

Как Дуся пошла в народ

Однажды Дуся совсем обнаглела и пошла в народ. Народу понравилось - так думает Дуся. Хотя, сам народ пока безмолвствует. Дуся где-то читала, что с народом это бывает часто. В с дучае с Дусей, видимо, от восхищения. Ведь таких, как Дуся, народ раньше никогда не встречал. Дуся облагодетельствовала народ, и народ это обязательно оценит. А как же иначе? Иначе и быть не может!
---

Дуся завела себе дневничок в ЖЖ, который Живой Журнал. Дуся не понимает пока почему он живой. Дуся раньше думала, что живое - это только то, что дышит. Может быть, ЖЖ тоже дышит? Дуся в недоумении.
Дуся - гений, она решила вести в ЖЖ свою колонку. Новостную. Или какую-нибудь другую. Например, эротическую. Дуся станет там писать о политике и спорте. О моде и магазинах. О прекрасном и поучительном. Дуся станет отвечать на вопросы страждущих и вообще. Дуся добрая. Дуся ответит всем, на всё и за всё.

Дуся очень хочет прославится, хотя и не знает, зачем ей это надо. Дуся станет тысячником и её полюбят. Другие тысячники и те, которые ещё ими не стали.

Дуся уже обнаружила в ЖЖ сотни других Дусь. Они тоже блондинки и все гениальные. Но зовут их по другому. Это Дусю удивляет. Они тоже ведут свои колонки, которые в ЖЖ называются странным словом ЛЫТДЫБР. Дуся не нашла этого слова в своём словарике. Дуся постарется разузнать, что это такое другими путями. Дусин Коля говорит, что это перевод с латинского шрифта на русский. Дуся не верит. Как это - переводить с какого-то там шрифта? Это же просто ужасно глупо.

Дуся написала уже два сообщения народу.
Первое: "Ликуйте, люди! Дуся теперь тоже с вами! Ах, как Дуся за Вас рада! Дуся обожает доставлять людям счастье!"

И второе, тоже доброе и мудрое. дуся думает, что философское:
"Настроение...
У Дуси с утра шикарное настроение. Дуся не знает отчего. Дусе лень думать про это. Пусть будет хорошо и наплевать отчего.
Когда настроение изменится, Дуся обязательно сообщит.
У Дуси куча планов на сегодня. Дусе надо почитать словарик. Дуся застряла на букве "Н". "Нелицеприятный" - это объективный и справедливый, а не то, что думала Дуся.
Дуся в восторге от этого открытия.
Дуся мечтает добраться, наконец, до буквы "П", чтобы узнать, что значит слово "пубертатный". Слово очень противное, но Дуся хочет стать образованной девушкой.
"

Дуся уверена, что это понравится народу. Раз нравится самой Дусе. Никаких сомнений.

© Copyright: Анастасия Галицкая, 2008
Свидетельство о публикации №2806230291


@темы: Дуся Калорийная, Мои нетленки, Проза

16:19 

Как Дуся боролась со средой

Однажды утром Дуся проснулась в отвратительном настроении – ночью ей приснился страшный сон. Дуся решила, что это знак свыше и задумалась, чтобы такого сделать хорошего, чтобы сверху отстали.

Дуся решила охранять среду. Подмела полы и вытерла пыль, отполировала шкаф и комод. Загрузила грязное в машинку и нажала кнопочку. Тяжело вздыхая и, ругаясь исключительно про себя, перемыла посуду, очистила плитку от засохших капелек жира, а затем и плиту - от всяких пригаров. Прошлась веником по лестничной клетке. Ненадолго, как обычно, задумалась и отправилась на улицу.
Подмела у крылечка. Метлу пришлось отнимать у нерасторопного дяди Миши - дворника.

Бодрые бабульки, которые у подъезда, решили, что Дуся рехнулась и принялись громко совещаться, не вызвать ли скорую помощь. Дуся подумала, что невежливые бабульки ведь тоже в среде, поэтому не стала грубить и показывать язык. Дуся собрала всякие бумажки и огрызки в радиусе двадцати примерно метров и складировала всё в большой мусорный ящик. Удивлённые бабульки сделались красными. Бабулькам стало плохо. У них закончились слова, а мысли не давали дышать с лёгкостью. Дуся вызвала им скорую помощь, вернулась домой и взялась за помывку окон.

Потом Дуся сходила в магазин и купила несколько пачек "Доброго" - на всякий случай - вдруг все другие недобрые.

Дуся устала. Среда оказалась агрессивнее, чем она думала.
Дуся села за чистый столик, выпила соку из большой кружки с фиолетовыми маками и легла спать. 

"Завтра будет лёгкий день, - подумала Дуся, уже засыпая, - завтра – четверг".





@темы: Дуся Калорийная, Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

05:34 

Как Дусе память помешала

Решила дать вам почитать старые свои тленки-хулиганки про знойную девушку Дусю, её сложные взаимоотношения с мужчинами и окружающей средой...

* * *

Однажды Дуся влюбилась. В Витю из соседнего подъезда. Витя был голубоглаз, белокур и у него был КАМАЗ. Большой и железный. Витя очень гордился своим замечательным КАМАЗом, а Дуся - Витей.

А ещё у Дуси была подружка Маша. Тоже из соседнего подъезда. Дуся и Маша ходили всегда вместе. И в бассейн, и на музыку, и на танцы. Они даже читать выучились одновременно, когда им было по четыре года.

Дуся любила сидеть с Машей на лавочке во дворе и строить планы на будущее. Дуся мечтала о Вите и его КАМАЗе. Уж больно хороший был этот Витя. И на год старше. Только очень гордый. Он совсем зазнался, когда ему поручили перевозить какой-то очень ценный песок, но с Дусей всё равно дружил. Маша завидовала и делала всякие гадости. То юбку-клёш повыше задерёт, то подмигнёт. Дуся злилась и дёргала Машу за косу.

Однажды Витя уехал куда-то надолго вместе со своим КАМАЗом. "Наверное, в командировку", - сказала дусина мама, чтобы успокоить Дусю.

Витя вернулся ближе к осени, и Дуся так обрадовалась, что даже побежала ему навстречу. Но Витя был какой-то хмурый и сказал сурово, что теперь любит совсем другую. Не Дусю, а наоборот – Лену.
"Какую Лену, какую Лену?" - заплакала Дуся, а Маша стояла рядом и хихикала.

Витя иногда выходил во двор, но Дуся с ним не разговаривала – обижалась. А однажды он подошел и сказал, что хочет жениться. На Лене. Но, если Дуся поцелует его, то он ещё, пожалуй, подумает. Дуся, конечно, сразу поцеловала. А злой Витя стал смеяться и сказал, что она - дура. А Дуся сказала, что запомнит это навсегда.

И запомнила.

Ох, и пожалел же об этом Витя… Лет через двенадцать. Когда они уже закончили школу.

У Дуси очень хорошая память.




@темы: Мои нетленки, Проза

03:17 

Кулинарно-юмористическое, а также рецептурное

Сие состряпано около 8 лет тому назад. С тех мало что изменилось в доме Обломских.
* * *

Итак, представьте себе страшную картину. Ранее утро, птички поют, выходной день... Вдруг звонок и жизнерадостный голос оповещает: "Настёна! Мы соскучились, мы у тебя через несколько часов будем." И всё. И короткие гудки в предательнице-трубке. И холод в груди, потому что хочется спать, спать, спать, а надо срочно вставать, мыть голову, сушить получившееся безобразие феном часа два ввиду повышенной густоты и длины, расчёсывать, чтобы придать естественность и добавить блеску, красить глазки, мазать губки, пудрить носик... А фиг с ним, с носиком! В квартире-то какой бардак! Полнейший! Ты чем вчерась занималась вместо уборки, кулёма? Ась? Вот именно! В Интернете сидела, Сайты литературные прочёсывала. Как обычно!
Вещи раскиданы по всем диванчикам и креслицам! На сканере - гора каких-то книг и сыновьих учебников, принтер для удобства употребления - на полу. Это для чего же удобства?, я вас спрашиваю!
Ты куда это? И не ору я вовсе! Я не ору! Я бесюсь! Тьфу! Бешусь! Вот, что я делаю! Немедленно вылезай из-под одеяла и убирай постель. Не знаю куда! А куда ты её обычно складируешь? В дальнее кресло? Ты чего? Нет, ну ты чего?!! Какое кресло? - я спрашиваю. И не ору я!!! Сказала - не ору! Ты что не знаешь, что в твоём распрекрасном велюровом диване есть такое специальное вместилище? Не знаешь? Я щаз тебя за уши отдеру!!! Моя постель? Я знаю, куда должна прятаться моя постель! А вот, знаю! Ты чё, издеваться?!! Над матерью издеваться?!! Я свою кровать каждый день застилаю вот этим покрывалом! Вот! Ага! Съел?!! "Мама, мама, мама" Что "мама"? Ну, что - мама?!! Я уже одиннадцать лет знаю, что я мама и что я терпеть не могу гостей, которые предупреждают о прибытии менее чем за месяц! Чёрт! Такие были планы!

А какие, собственно говоря, были планы? Маразм крепчал, как февральские морозы... А ещё надо подумать над сценарием для "Красоты" и дописать мрачную-мрачную-мрачную-премрачную миниатюришку. Я же собиралась как раз сегодня погрузиться в глубины мрака и тоски. Я тебе говорила? Вот именно! А какая теперь тоска-то?!!

А, ладно! ПробЪёмся! Хорошее слово, кстати, только не знаю, как пишется. Что ты там говорил о твёрдых и мягких знаках? Что? Твёрдый только после приставок? Ага. Значит - пробЬёмся...
Надо всё успеть! Кровь из носу! Вещи попрятать по шкафам, коврик пропылесосить, пыль..., нет, пыль я вчера утряпила, телевизор протереть, принтер - на стол, книги - со сканера снять, размокнуть под душем, снова собраться, накраситься и... Что я ещё забыла? О, Господи! Их же кормить надо! Чем, я вас спрашиваю?

Стас, у нас что есть в холодильнике? Мяски? Какие такие мяски? Кусочки разные? Эт, хорошо... А хлеб есть? Только чёрный? И эт - хорошо! А ещё что-нить есть? Оливки, солёный огурец... Н-дя... О! А майонез есть? Ура!!! А чеснок, а сыр? Снова - кричи ура! Ты чего так орёшь?!! Ненормальный, какой-то! И в кого ты такой ненормальный? Чего? Какой порошок? А... Эт - здорово! Сухое картофельное пюре. А как его взваривать-то ты знаешь? Мы-ла-дец! Я всегда и всем говорю, что ты у меня - мы-ла-дец!
Мы с тобой полосатый хлеб печь будем! Вот. Когда в доме есть одни только ошмётки, ничего другого и не остаётся!
* * *
Собсно, рецепт:

Берём буханку бородинского хлеба(за неимением - любого черного), ставим на «попА», отрезаем "крышку", вырезаем мякиш. Внутрь получившейся ёмкости (толщина стенок не менее 0,5 -0,7 см) начинаем укладывать кто, что больше любит (свинина, говядина, баранина, курятина, индюшатина...). Слой мяса, слой сыра, слой майонеза, слой мяса, слой сыра, слой майонеза и так далее, в зависимости от величины буханки и аппетита. Добавить слои из того, что найдётся: из солёного огурцов, или солёных грибочков, или оливок, или маслинок, нарезанных, конечно меленько, или всё это смешать вместе, но это уже для настоящих французов, приверженцев английской кухни просьба не беспокоиться.
Не забывать подбавлять сальца, можно солёного(вкуснее будет), или бекончику (лучше хладного копчения).
Мясо чуть присаливать, чуть сахарить, чуть зеленить - чем любите (я люблю смесью из укропа, петрушки и базилика, перчик по вкусу, причесночить для запаха и остроты ощущений (чесночный порошок, слыхали?) Вариантов куча!
Я предпочитаю именно бородинский хлеб, потому что он с тмином, но, ведь, его (тмин) и самим добавить можно, правда?
Итак, перевязываем верёвочкой, запихиваем в духовку, или складируем прямо на противень, или на миску с водой (воды немного). Потом терпеливо вертим буханку, минут 40-50, и пока совсем не надоест, и пока она уже не станет обугливаться (если огонь будет маленький, то не обуглится, ну..., или самую малость).

Как совсем слюной истечёте, можно вынимать, корку снимать, выбрасывать безжалостно, а то, что внутри - спаянное и разноцветно-слоистое, резать так, чтобы слои остались видны и на тарелке. Подавать с рисом, или картофелем, или макаронами, или со всем вместе взятым, если кушать хочется очень сильно, зеленью( погодите, слюну утру...), солёненькими огурчиками, помидорчиками, перчиками, грибочками... АААААААААААА!!!!!!! Пойду, что-нибудь съем! Всякой пытке приходит конец!

© Copyright: Анастасия Галицкая, 2003
Свидетельство о публикации №2301060087


@темы: Юмор, Рецепты, Проза, Мои нетленки, Вкусное

03:13 

У турецкий берегов (байка, шутка юмора, почти народный фольклор)

(Из историй, рассказанных в дамской компании за фужером горячего, крепкого чая)

Да…, бабоньки, а вот я вам сейчас историю расскажу – обхохочетесь!
Было это пару лет назад. Мы тогда первый раз с супружником в Турцию подались.
Да, вы знаете. Ленка ж путёвки подсуропила. Нет, Лен, я что, я ничего – мне понравилось, очень даже. Ну, так вот…

Поплыли мы на прогулочном катере в открытое море. Петька ещё пошутил, мол, плывём к родным берегам. Отплыли, значит, к самому, что ни на есть, горизонту и встали на…, ну, как его…, склероз крепчал, маразм его в дышло!!! А, вспомнила – на рейд! Капитан нам ещё на берегу сказал, что плавать будем и рыбу ловить. Рыба – это мужикам, а мне так уж хотелось поплавать в чистом море, подальше от берега, прям сил никаких не было. Но я ж девушка опасливая, так я всё расспросила. Про то, как в воду спускаться и про то, как подниматься. Всё оказалось проще некуда. Туда надо нырять, а оттуда по лесенке специальной вскарабкиваться. Я и успокоилась.
Когда капитан сказал, что уже можно в море прыгать, я не раздумывала ни минуты. Во-первых, потому что было ужасно жарко – солнце так и палило, буквально обжигая темечко, а во-вторых, неожиданно получила такой мощный пин..., эээ..., толчок в спину, что так и полетела вся в растопырку – пузом в воду. Это Петька постарался! Гад! Перепугал меня чуть не до смерти… Но я пока летела поклялась, что отомщу ему всенепременно.
Не… Сейчас не об этом, это я вам потом расскажу, не перебивайте!




Прекрасные картинки взяты ЗДЕСЬ - они и напомнили об этом старом рассказике - навеяли, так сказать. :))

Ну, так вот пнул он меня, значит, а сам – конь – стоит на палубе и лыбится. Смешно ему, видите ли, как я плюхнулась!
За мной вслед ещё три бабочки-девочки тоже в воду занырнули, и начали мы плескаться и резвиться, как те твои наяды морские. Здорово было, ничего не скажу. Внизу медузы огромные трепещут своими щупальцами, и узоры на них сине-фиолетовые, красивые и страшные. И, если приглядеться, то можно и рыбок всяких углядеть… Красота…
Ну, поплавали мы там, пока замерзать не начали и попросились на палубу. Бабочки те, значит, рраз и вылезли, подплываю и я к лестнице… И вижу, что у неё - у лестницы у этой  - нижняя ступенька прям у самой воды располагается, то есть я-то – дура стоеросовая – думала, что она вниз хошь метра на полтора уходит, и я по ней поднимусь легко и непринуждённо… а оно вон как оказалось...

Ты чего, Ленка, ржёшь? Знаешь, так и молчи! Тебе Петька, что ли, рассказал? Не Петька? А кто ж тогда? Ладно, потом выпытаю, так и знай. Хватит ржать, дай досказать!
Нет, девки, вы представьте себе – держусь я за ступеньку руками, а подтянуться-то не могу! Ни в какую! Живот, значит, в рай не пущает, да и вообще – конфигурация моя, сами понимаете…
Вооот… Смотрю, супружник волноваться стал – живот чешет и щёки раздувает, то есть, начал думательный процесс. Я-то знаю, что это у него надолго.
Испугалась, конечно. Но не одна я. Турки тоже. Пока я по палубе гуляла, они смотрели,  причмокивали и облизывались, а тут… Крикнули они мне, чтоб держалась покрепче, за лестницу взялись, тянут-потянут – вытянуть не могут. Позвали Петьку. Он за железку тоже взялся, пузень свесил, зад отклячил, потянули они уж вчетвером – тянут-потянут…

Хватит ржать! Я ещё и половины не рассказала. Ржут, понимаешь!..

Э…, о чём это я?… Ах, да. В общем, и так они тянули, и эдак, и с положения сидя, и с положения лёжа – не могут меня из воды достать и всё тут. Сели они тогда и снова думать стали. Хором. Я, значит, в воде бултыхаюсь, как цветок в проруби, а они думают.

Лен, ты ж видела, как я на спине-то плаваю? Во-во! Как на столе. Вся сразу из воды выпихиваюсь наружу, могу и газетку запросто почитать и даже при этом руки и ноги не растопыривать. Однажды хотела чуточку себя притопить, так ничего не вышло! Так эти гады туреческие вместо того, чтобы спасать меня, встали у парапета, или как там эта загородка называется, и любуются на меня, глаза выпучивши. Я Петьке ору: «Ты, что там делаешь, вытаскивай меня, я ж сей минут отморожусь вся, как есть нафиг! Уж и посинела ажник до самых до ногтей!» А он глядит, и будто дар речи потерял.

Посовещались они и верёвку мне сбросили, велели обвязаться и стали меня лебёдкой, что ли тащить… Ну, штука такая с ручкой. Двое вертят и на катушку верёвку мотают. То есть, они так только думали, что мотают, потому как ничего у них не вышло, только меня чуть той верёвкой на пополам не разрезали.

Так!.. Ещё кто-нибудь заржёт не ко времени – дальше рассказывать не стану! Так и знайте! И не перебивайте меня!

В общем, они мне скинули спасательный круг, верёвку от него к чему-то там привязали и решили меня до берега так и буксировать – в круге. Влезла я в него, а он  - зараза – жёсткий такой и ужасно неудобный. И, как я в нём оказалась, так руками стало до воды не дотянуться, грести совсем не могу. А чего там грести-то? Они ход самый малый дали и потянули меня к берегу.
Тянут, значит, а я только и думаю, что будет, коли они резко притормозят?  И так мне эта мысль в голову запала, что я уж стала себе представлять, как целуюсь с катерной задницей, причём со всего размаха. Я и крикнула Петьке-то, чтоб, значит, не тормозили резко. А он мне в ответ: «А ты, ласточка моя, если что, так в сторону отгребай, отгребай».
- Дурак ты, - заорала я, - сам бы и отгребал!
- Да не волнуйся ты, всё нормально будет, они мне обещали. Нравишься ты им.
- Ага! Так ты им скажи, что я их всех поцелую. На берегу. Если захотят.
И слышу, как капитан по-русски кричит: «Ми захочИм, захочИм!». Смотрю, а он на верхней своей маленькой палубке стоит и мне ручкой машет. Ну, я ему, конечно, тоже ручкой помахала. Из вежливости.
И вдруг… Понимаете, девки, вот он мне машет, а у меня перед глазами, как кадр из американского кино…
Там тоже один гангстер на палубе всё ручкой помахивал, а на верёвке за бортом какой-то бедолага болтался. Он у них на счётчике был, да долг не выплатил. Так они его гады привязали, и что-то требовали им сказать. Не помню точно. Номера счетов, что ли… Он сказал, конечно, с перепугу-то, и они стали его к себе тянуть. А тут акула… И всё! И съела его нахрен и не подавилась даже, зараза… И кровища кругом... Бррр...
И как у меня перед глазами эта картина красочная встала, так я аж обмерла вся. Девки, я ж змей и акул боюсь, как сама не знаю чего! Прям до судорог! Я ж на них даже в телевизоре смотреть не могу – тошнит от омерзения!
И так меня с этими акулами припёрло, что я чуть не померла от страха. А тут вдруг ещё и про змей морских - самых ядовитых – вспомнила. Брррр!.. И вся я так испереживалась, что не помню даже, как они меня до мелкого места дотянули. Вооот…

Дотянули и кричат, чтобы я из круга-то вылезала, и сама на берег выбиралась. А я бы и рада вылезти-то, а только чувствую, что не могу. Хотеть хочу, а мочь не могу! Застряла. Мне б, дуре, вверх его тащить - через груди, они ж мягкие, а я вниз потянула… И всё! Намертво! И так мне обидно стало… Так обидно, что я чуть не разревелась.

А вокруг-то уж и народ собираться начал… Я и пошла на берег прямо в круге этом проклятом. Они там - на катере - канат отвязали и бросили. Вышла я на берег и иду, что твоя лебедь белая в одноимённом озере. Большая балерина. И вместо пачки – белый круг вокруг талии. И я, что там под ним делается, не вижу, хоть тресни. То есть, шла я прямо – к ихней спасательной станции, а вот, куда там ногами ступала - и не знаю. Только видела, как народ из-под меня в разные стороны шарахается, а сзади ещё какие-то взвизги раздаются. Не удержалась я и обернулась. Вы бы видели эту картину! Ха! Я ж про канат-то забыла! Я иду, лавирую, как могу, а он-то за мной тянется, и по людям, прям по людям. А канат настоящий – колючий, жесткий… Ужас! Да, если б по мне кто таким канатом прошёлся, я б поубивала к чёртовой бабушке!
Тут прибежал Петро и ещё с ним несколько наших. Они канат намотали и за мной, вроде как шлейф понесли. Вооот…

Пришли мы на станцию и стали с меня круг стаскивать. Ни в какую! Я ж говорю – намертво застрял! Они вокруг меня бегают, суетятся, все серьёзные такие, даже мрачные. Смотрела я на их возню мышиную, смотрела и такой меня смех разобрал, что я чуть не померла. Потому как мне круг-то смеяться не даёт в полную силу – стискивает.
- Ну, всё! – кричу, - не могу больше, мыльте меня!
- Как это мыльте, - Петька орёт, - ты что, баба, сказилась? Я тебе тут при всех раздеваться не позволю! Лучше так и живи – в круге!
- Дурка! Зачем мне раздеваться-то? Разведи мыло в ведре, да и полей на меня, авось выскочу.
Приволокли они ведро, высыпали в него чего-то, добавили воды, побултыхали и на меня перевернули. Мужики, одно слово! Хоть бы тёпленькой налили! А то ж прямо ледяной водой и обдали! Но то ли от этого холода я ужалась, то ли от смеха растряслась, то ли всё-таки мыло помогло, только поднажали они на круг, а он с меня и сполз.

Хи-хи! Ха-ха! Гы-гы! Весело, конечно! Только мы с того курорта уехали дня через два. А то очень уж я там знаменитая стала. Местные всю дорогу вокруг толпились, большие пальцы показывали и ручки к сердцу прижимали… Помните, как в том анекдоте про армянское радио – «девушка, не надо портить ТАКУЮ фигуру этим холохупом!» А Петька, сами знаете, ревнивый, как чертяка. Вот он меня и увёз в другой город.

А я ему сказала: «Знаешь, Петюня, хочешь меня и дальше в жёнах иметь – катер покупай. И, чтоб лесенка была, как надо, чтоб под воду уходила, чтоб мне, значит, своё тело молодое и белое не калечить!» Что Петюня? Петюня на катер копит. Пусть копит. Если не катер, так шубу куплю. Из целого норкового стада. А на что останется приобрету лесенку…

Ленк, а Ленк, а ты откуда историю-то эту знаешь? От местных? От каких таких местных? От турецких местных? Во дают… Значит, помнят… Не…, а чё…, приятно даже…



@темы: Мои нетленки, Проза

Чтоб мы так жили!

главная