«Васькин признался в том, что фальсифицировал экспертизу по делу, будучи сам подследственным по аналогичному делу» - честное слово, до тех пор, пока я не прочитала эту фразу, - не удивлялась и не злилась, как обычно это случается, когда я читаю об очередных случаях чиновничьего беспредела – привыкла уже, знаете ли.
Но тут… Тут вдруг дошло как-то очень отчётливо: чиновники ведь тоже чиновникам рознь. Некоторые из них очень далеки не только от народа (это их общая отличительная черта), но и от закона. Так сказать, - «конституциев мы не читали, законов не знаем и ваще».
Вот это самое «ваще» меня в этом посте и добило.
Вы только вчитайтесь в одну только эту фразу! Из неё следует, что экспертом в деле был один из ПОДСЛЕДСТВЕННЫХ, то есть подозреваемый в совершении некого преступного деяния, то есть заинтересованное лицо! Уму непостижимо, пониманию недоступно.
Ну, и я не удержалась: начала копать. Интересно же где это у нас такое возможно, какие такие крыши возведены над органами следствия и судопроизводства огромного Приморского края?
Накопала, ага. Теперь сижу вся такая красивая – волосы дыбом и это меня украшает безмерно. О приморском деле, в котором толпы народа обвинялись в коррупции, распиле всего, что только можно попилить и других прегрешениях, я, конечно, слышала. Тем более, дело это уже не молодое, тянется давно.
Серия неприкрытых мошенничеств, подстав, провокаций, игнорирования и наглое попирание законов, правил, традиций, череда липовых разоблачений, откровенного шантажа, запугиваний, издевательств и даже пыток – вот что такое приморское дело. И всё перечисленное, как не странно – дело рук того самого следствия, которое должно как бы демонстрировать образ действия и мышление строго противоположный.
Например, дело Игоря Мещерякова, экс-вице губернатора и главы территориального управления «Росимущества». Много в чём обвиняли этого человека, но суть не в этом, суть в том, что уже на одном из первых допросов доблестный следователь Ольга Краченко откровенно «дала понять», что отказ помогать следствию прямо приведёт не менее чем к 20 годам тюремного заключения – уж она постарается.
А началось дело совсем в других «местах».
На саммит АТЭС была выделена грандиозная сумма – 660 миллиардов рублей. Разумеется, нашлись силы, которые захотели эти деньги заполучить и для этого поставить на место губернатора Приморского края Сергея Дарькина своего человека.
Изначально было понятно, что дело о махинациях с недвижимостью направлено вовсе не против нынешних подследственных, а против губернатора, даже не смотря на то, что он никогда не был в числе официальных фигурантов, но само следствие ещё в 2008 году и не скрывало, что всё обстоит именно так. Не скрывало, прямо отвечая на прямо поставленные вопросы, не стеснялось быть откровенным, ага.
Да и не скрыть этого, если предпринимателей арестовывают, допрашивают, если буквально выбивают показания, если пытают, о чём написано в газетах и в обращениях жён потерпевших на самые-самые верха, и, опять же, совсем в стиле сталинских времён, первым вопросом на первом допросе: «Что можете сообщить о преступлениях таких-то и таких-то лиц?» Ну, а далее всё зависит от ответа на поставленный вопрос. Решает коммерсант подставить означенного чиновника – хвала ему, всякие послабления режима. А то и прекращение дела, против него заведённого.
И люди, такие люди, оговаривают и тех, кого попросили оговорить, и себя самих порой – потому что угрозы вполне очевидны и о пытках тоже речь уже ведут вполне открыто.
Чтобы искусственно затянуть следствие, чтобы не дать людям возможность говорить правду, дело искусственно затягивается хитроумными процессуальными действиями: дела то объединяют, то разъединяют, их квалификация меняется – от одной статьи к другой, теряются компрометирующие материалы, а главное – все подозреваемые и свидетели держатся на коротком поводке – под надзором не только они, но и их родственники.
И вот, что интересно и даже познавательно: «В ходе процесса действительно выявляются многие странности. Например, по делу проходят 44 объекта, тогда как продано на аукционах их было около 150. И все они оценивались примерно по одной и той же схеме, но остальные почему-то в дело «не вошли». Выяснилось также, что 550 миллионов рублей, предъявляемых обвиняемым, — это общая стоимость всех объектов, 400 миллионов из них было уплачено государству после торгов, т. е. спорной осталась сумма 150 миллионов. При этом даже эксперты со стороны следствия дают показания, что цифры фигурируют «на нижней границе рыночной цены», а остальные семеро независимых оценщиков считают, что объекты были куплены и вовсе по цене выше среднерыночной на тот момент», - пишет Новая Газета. То есть независимые эксперты чётко указывают – никаких махинаций не было вовсе – тут вам не дело министерства обороны получается, а совсем наоборот. 
Но и это ещё не всё: в ходе предвыборной гонки в крае происходили и совсем таинственные происшествия, причём с участием Вл. Вл. Путина http://www.novayagazeta.ru/inquests/51061.html. Не хочу грузить вас ещё и этими историями, но коли станет интересно – полюбопытствуйте, там интересно.
И в заключение просто приведу цитату из статьи Виктора Булавинцева и Алексея Распутного:
«Конечно, можно сколько угодно обсуждать «заказ» и рассуждать об «интересантах» такого якобы «заказа». Можно отмести эти версии в сторону, но в любом случае всплывающие сейчас документы с данными о несостоявшихся ВИП¬фигурантах дела с их внезапными болезнями и столь же чудесными исцелениями дают лишь новую пищу для массы домыслов о «высоких отношениях» в высших эшелонах власти и об интригах в «благородном семействе» прокурорско¬ следственных органов при расследовании «политических» дел».
Ну и злободневное… О деле Магницкого. Нет, я ничего не буду писать про это. Я просто опубликую один-единственный документ.
приморье 1 
приморье 2


@темы: Беспредел, Закон, Юридические дела